С вечным желанием докопаться до истины

  • Новая Письмянка. 1950 год. Первый и единственный нефтепромысел № 1 в первом и единственном тресте «Бугульманефть». Всего 12 разведочных пробуренных скважин, удалённых друг от друга. Задача - сформировать работоспособный коллектив промысловых геологов. 
     
    В июне 1954 года Минодора Макаровна Иванова назначена главным геологом треста «Бугульманефть». «Старшим» ядром геологической службы НПУ были люди с опытом работы в других местах – В.П. Токарев, И.П. Чоловский, Л.И. Зайцева, Н.В. Матасова, А.О. Утикеев, Л.М. Мячина и др. Это было замечательное сообщество! И все, включая молодёжь, воспринимали работу в таком коллективе как подарок судьбы. Старшие делали всё для того, чтобы создать из каждого «юниора» достойного специалиста. Через 2-3 года получившие закалку молодые специалисты мыслили самостоятельно, подавали и реализовывали интересные идеи. Стоит отметить, что наше управление послужило базой для подготовки. В 1960 году на смену М.М. Ивановой пришёл молодой специалист Р.Х. Муслимов, отдавший «Лениногорскнефти» шесть лет и впоследствии много лет работавший в должности главного геолога объединения «Татнефть». По мнению Муслимова  в геологической службе тогда сложилась замечательная, очень боеспособная команда: Бронислав Иосифович Каминский, Михаил Иванович Дацик, например, чего стоили! «Команда» геологов в отделе тогда составляла 16 человек. Скважин мало, но было время для творческой работы. Самой большой сложностью в те времена оказалась чехарда с планированием. И резервы были огромные, и коллектив мощный, но новый план добычи всегда ошеломлял. В те дни Муслимов не то что без выходных работал – пообедать не всегда успевал. По три-четыре часа могли лениногорские геологи тогда одну скважину обсуждать - решать, что с ней делать, чтобы не росла обводнённость. Главной приметой времени, проведённого им в «Лениногорскнефти», Муслимов считает то, что именно в те годы сложилась татарстанская система поддержания пластового давления путём заводнения. Методом проб и ошибок система ППД была разработана детально. Лениногорские геологи М.М. Иванова, И.П. Чоловский впервые в мире занялись изучением пластовой неоднородности, исходя из теории А.П. Крылова. Впервые стали составлять структурные карты, без которых сегодня просто нельзя вести разработку. Американцы тогда об этом и понятия не имели. Со слов Рената Халиуловича:  «Именно мои учителя двигали науку вперёд! Иванова, Васильев, Бегишев, Шашин, Мингареев – правильный это был народ, и других они ценили не по чему-либо – только по деловым качествам!» Р.Х. Муслимов искренне был уверен, что нигде, кроме как в «Лениногорскнефти», старейшем предприятии Компании, не было такого количества уникальных, самобытных в профессиональном и личностном плане людей. Муслимов явился наставником следующих поколений лениногорских геологов, наиболее яркой представительницей которых стала Г.Ф. Кандаурова. Она бессменно проработала главным геологом с 1981 по 2006 годы, обладала уникальной эрудицией, «мужской» твёрдостью, жёстким умением требовать и при этом способностью по-матерински опекать и «ставить на крыло» молодых специалистов. И на сегодняшний день она никогда не отказывает прийти и помочь советом по проблемным скважинам. Так же, как уже будучи главным геологом объединения ОАО «Татнефть» Р.Х. Муслимов, настраивала лениногорских геологов на творческую и одновременно жесточайшим образом основанную на фактах работу. 
     
    Среди плеяды главных геологов «Лениногорскнефти» заметной фигурой был и Василий Фёдорович Базив (1966-1977 годы). В середине семидесятых он много сделал для того, чтобы геологическая служба стала действительно началом всего нефтяного производственного цикла.
    Геологическая служба всегда отличалась сплочённым, дружным и работоспособным коллективом, и отношение к геологам НГДУ было особенное. Ведь только они могут дать добытчикам «азимут прицела».
     
    Сейчас объём работ у геологов огромен – и по размеру площади деятельности, и по достижению достаточно высокой нефтеотдачи по площадям, находящимся в завершающей стадии разработки, и по освоению многих залежей с ухудшенной промыслово-геологической характеристикой. На сегодняшний день эксплуатационный фонд только добывающих скважин составляет более четырёх тысяч, из них более половины обводнённых. Точный диагноз - решение проблем. Одни скважины требуют герметизации колонны, другие ждут изоляции притока воды отключением части пласта или закачкой изоляционного материала. К каждой скважине подход индивидуален. Как врач, геолог назначает лечение, реанимацию, закладывает бурение новых скважин и зарезки бокового ствола, планирует возвраты скважин из отработанных пластов на верхние горизонты, регулирует отборы нефти и поддержание пластового давления закачкой. Работа геолога - это ежедневный кропотливый труд по улучшению производительности скважин.
     
    Сегодня отдел службы пополняется молодыми энергичными специалистами, в основном, за счёт инициативных геологов-промысловиков с вечным желанием докопаться до истины. При этом геологи управления-первенца строго соблюдают принцип: по каждой скважине и пласту работай до конца. Благодаря такому подходу лениногорцы добиваются невиданных на последней стадии разработки темпов отбора нефти.
     
    Амина Ахметшина,  
    заместитель главного геолога НГДУ - начальник ТОРН 301-303 залежей,
    Елена Иванова, ведущий геолог ТОРН и ГМ,
    Светлана Игнатьева, геолог ТОРН и ГМ 
     
     
     
    "За нефть"
    1 июля 2015 года